Земля Израиля и международное право :: Сайт адвоката Зеэва Фарбера
English | עברית

ПУБЛИКАЦИИ
Земля Израиля и международное право



“Сион судом искупится”
Исайя 1:27

Права еврейского народа на Эрец Исраэль получили официальное международное признание 2-го ноября 1917 года, когда правительство Великобритании выразило свое благосклонное отношение по поводу “строительства Национального дома для еврейского народа в Палестине” и заявило, что оно будет содействовать достижению этой цели. Эта декларация вошла в историю под названием Декларации Бальфура. Декларация Бальфура не имела обязывающей юридической силы. Её формулировки были чересчур туманными, и оно было составлено в форме частного письма министра иностранных дел Англии, лорда Бальфура, барону Ротшильду. Значение её было в, основном, декларативным, в особенности в свете последующих многочисленных деклараций согласия. (Одним из важнейших среди них было “Арабско – еврейское соглашение по Палестине”, подписанное 3- го января 1919 года Хаимом Вейцманом и эмиром Фейсалом. В этом соглашение эмир Фейсал согласился, что должны быть предприняты “все возможные средства для претворения в жизнь Декларации Британского правительства от 2- го ноября 1917 года” (3-я статья). В статье 4-ой соглашения говорится о том , что “все необходимые средства должны быть предприняты для поощрения и стимуляции крупномасштабной еврейской иммиграции в Палестину и для максимально быстрого расселения еврейских иммигрантов” – в этом соглашении речь идет обо всей территории между рекой Иордан и Средиземным морем).

Декларация Бальфура получила некоторую юридическую силу в Мандате, который был передан Великобритании Лигой Наций. В преамбуле Мандата говорится, что Мандат был дан Великобритании, между прочим, поскольку “Высокие Союзные Державы… согласились, что получающая Мандат Держава будет ответственна за выполнение декларации, сделанной правительством Великобритании 2-го ноября 1917 года, и одобренной Державами в пользу строительства национального дома для еврейского народа в Палестине, подразумевая, что не будет сделано ничего, что могло бы ущемить гражданские и религиозные права существующих нееврейских общин в Палестине”. Мандат является важнейшим документом международного права, признающим и поддерживающем права еврейского народа на Эрец Исраель. В преамбуле Мандата прямо говорится, что “…признана историческая связь еврейского народа с Палестиной, которая служит фундаментом для строительства Национального дома в этой стране”.

Стоит процитировать также некоторые из статей Мандата. Во второй статье Мандата говорится, что Великобритания “будет ответственна за установление в стране политических, административных и экономических условий, которые должны будут гарантировать создание еврейского Национального дома”. Четвёртая и одиннадцатая статьи говорят о создании Еврейского Агентства и областях его деятельности. Пятая статья Мандата запрещает “аннексию, сдачу в аренду или передачу какой либо части Палестины под контроль какого либо иностранного государства”. Шестая или седьмая статьи утверждают право евреев на иммиграцию в Палестину, поселение в ней и получение гражданства.

Великобритания нарушила впоследствии условия Мандата. Колониальное, мандатное правительство видело источник своей власти в английском законе и выполняло свои обязательства по мандату только в той степени, в которой они были признаны в законодательных актах британской короны по Эрец Исраель. Мандатное правительство и суды видели в Мандате, в особенности в конце тридцатых и сороковых годах, не более, чем вспомогательный документ.

С провозглашением государства Израиль функция Мандата, как документа международного права, завершилась в отношении территории, на которой оно было создано. Здесь цели Мандата по строительству еврейского Национального дома были выполнены. Мандат не действует больше и на той части подмандатной территории, на которой было создано Иорданское королевство, самостоятельное государство, которое было признано международным сообществом. Но по мнению ряда специалистов по международному праву (и среди них Юджин Ростоу, профессор права и общественных наук Иельского университета а также профессор права и дипломатии университета Национальной обороны США, бывший заместитель Госсекретаря США), Мандат является действующим документом международного права в отношении Иудеи, Самарии и сектора Газы.

Резолюция 181 Генеральной Ассамблеи ООН от 29 ноября 1947 года о Разделе Палестины и создании двух государств не имела обязательной силы (согласно Уставу ООН, резолюции Генеральной Ассамблеи имеют только рекомендательный характер). Кроме того, уже на 2-й специальной сессии Генеральной Ассамблеи в апреле 1948 года ООН была готова согласится установить свою опёку над Эрец Исраель, в отмену предыдущего решения о создании еврейского государства. Только провозглашение государства Израиль 14-го мая 1948 года предотвратило принятие этого плана. Решение ООН о разделе Палестины и о образовании на её части арабского государства окончательно потеряло какую бы то ни было юридическую силу после того, как оно было фактически отвергнуто арабами. Арабское государство не было создано, поскольку сами арабские государства не приняли идею его создания (Иордания аннексировала Иудею и Самарию, а Египет установил в Секторе Газа военный режим). Тем самым главным документом международного права в отношении этих территорий снова стал Мандат.

Мандат, как было показано выше, признал за еврейским народом (но не за государством Израиль) право на заселение подмандатной территории. Это право всё ещё существует в отношении территорий Иудеи, Самарии и Сектора Газы. Правительство еврейского народа (но не государства Израиль), если бы такое существовало, могло бы отказаться от этого права. Этого не произошло, и поэтому права, которые признало международное сообщество в Мандате за еврейским народом, всё ещё в силе.

Кроме того, у Мандата есть дополнительный аспект. Его обязательная сила в отношении территории государства Израиль не иссякла совершенно. Мандат в определённой мере проник во внутреннее право государства Израиль. Согласно закону, принятому Временным Государственным Советом, образованным сразу же после образования государства Израиль, правовая ситуация, которая существовала в Эрец Исраель перед образованием государства Израиль, останется в силе в изменениях, следующих из факта образования государства и его органов. При этом БАГАЦ, в отличие от английских судов , видел в Мандате не вспомогательно – разъяснительный документ, а источник законодательных полномочий мандатных властей и был готов аннулировать те законы мандатного времени, которые противоречили Мандату. Вместе с тем БАГАЦ считал, что законы государства Израиль не обязаны удовлетворять требованию соответствия Мандату и свободны от ограничений колониального документа. Однако на смену этому колониальному документу, однозначно провозглашающему права еврейского народа на Эрец Исраэль, не пришла конституция, в которой были бы закреплены эти права, хотя бы на том же колониальном уровне.

В одном из первых решений БАГАЦа после образования государства Израиль, выработанных в ожидании близкого провозглашения письменной конституции, говорится, что Декларация Независимости не является конституцией государства Израиль. И всё же, по мнению ряда специалистов по конституционному праву Израиля (включая профессора Рубинштейна, известного, также как член Кнессета и бывший министр от МЕРЕЦа), Декларация Независимости имеет силу закона. Справедливости ради следует отметить, что БАГАЦу не пришлось заниматься непосредственно вопросом, является ли Декларации Независимости обязывающим законом государства Израиль.

Отношение израильского закона к территории своего государства уникально в мировой практике. Границы государства Израиль не определены ни в одном законе. В пункте первом Закона о территории судопроизводства и полномочий 1948, принятом ещё временным Государственным Советом, говорится, что законы государства Израиль будут иметь силу и на той части Эрец- Исраель, которую министр обороны провозгласил в указе как удерживаемую армией оборы Израиля. Действуя в соответствие с этим законом, министр обороны в своё время распространил израильское законодательство на территории, захваченные в ходе Войны за независимость, не входящие в территорию Еврейского государства по решению о разделе. Может ли теперь министр обороны отменить свой указ или изменить его и передать тем самым часть территории государства Израиль иностранному государству или организации? Формально, согласно Закону о комментариях, имеющий власть провозгласить указ, имеет также власть изменить и отменить его. Однако смысл Закона о территории судопроизводства и полномочий, а также установившаяся практика говорят об одном. Отказ государства от территории требует по крайней мере санкции законодательного органа. Так поступали израильские правительства, начиная с соглашений с Сирией и Египтом о прекращении огня после Войны Судного дня. Эти соглашения вошли в силу только после их утверждения Кнессетом.

Это правило основывается на решении английского суда в XIX веке, согласно которому передача территории в Индии из под власти английской короны под власть иностранного государства была объявлена не действительной без утверждения законодательного органа (израильская юридическая система в значительной степени базируется на английской). Тем не менее, возникает вопрос, насколько решение английского суда в отношении Индии применимо к ситуации в Израиле. Английский суд постановил, что передача колониальной территории может производится только по решению Парламента. Отсюда не следует, что передача территории собственно Англии иностранному государству также может происходить по решению Парламента. По-видимому, для этого требуется нечто большее, если такое решение в Англии вообще возможно.

Уникальность закона о территории судопроизводства и полномочий заключается и в том, что согласно ему распространение суверенитета производится не законодателем (Кнессетом), а административным актом министра обороны. Поскольку здесь говорится только о суверенитете над Эрец Исраель, в отличии от других территорий, та единственная возможность объяснить этот подход заключается в том, что израильский законодатель считал, что его суверенное право распространяется на всю территорию Эрец Исраель. Осуществление этого права оказалось временно не возможным из-за арабской оккупации. Но эта невозможность виделась как чисто техническая помеха, и поэтому полномочия по формальному распространению суверенитета были переданы министру обороны.

В 1967 году, через несколько дней после окончания Шестидневной войны, Кнессет принял поправку к закону об устройстве власти и закона (от 1948 года), пункт 11-бет которого отныне звучал так: Закон, судопроизводства и администрация государства будут в силе на той территории Эрец Исраель, которую правительство определило в указе. Этот закон полностью нивелировал какое бы то ни было различие в подходах к территории государства Израиль согласно решению ООН от 1947 года и к территориям, которые были присоединены позже. Вместе с этим, Кнессет оставил в силе принцип распространения суверенитета административным актом. Тем самым Кнессет, фактически, провозгласил суверенитет над территорией Эрец Исраэль, оставив правительству формальное провозглашение его, как вопрос чисто технический.

Используя пункт 11-бет, правительство приняло 28 июня 1967 года указ, определяющий границы Иерусалима и фактически провозглашающий аннексию восточного Иерусалима. БАГАЦ видел в этом указе однозначный суверенный акт по распространению действия израильского законодательства (судья Агранат, позже президент Верховного Суда) и считал, что отныне “объединённый Иерусалим является неотъемлемой частью Израиля” (судья Леви). Основной закон: Иерусалим – Столица Израиля, принятый в 1980 году, был по существу декларативным, не внеся существенных изменений в юридический статус города.

Вместе с тем большинство специалистов по международному праву воздерживаются от употребления слова аннексия. Как писал профессор Блюм, бывший представитель Израиля в ООН, Кнессет не принял закон об аннексии Восточного Иерусалима, исходя из концепции, которой придерживалось государство Израиль со дня его образования. Согласно этой концепции Израиль не аннексирует территории, которые были частью подмандатной Эрец Исраэль. Государство Израиль не считало себя оккупирующей страной, поскольку никогда не признавало притязаний арабских стран на захваченные ими территории.

Международное сообщество также не признавало притязаний арабских стран на территории Эрец Исраэль. Так, аннексию Иорданией Иудеи и Самарии в 1950 году признали только две страны – Пакистан и Великобритания. Сектор Газа, начиная с 1948 и до его освобождения в 1967 году (с коротким перерывом в 1956 году во время Синайской компании), управлялся египетской военной администрацией и никогда не был аннексирован Египтом. Даже представитель Украины в Совете безопасности, Тарасенко заявил в 1948 году: Ни одно из государств, чьи вооруженные силы вошли в Палестину, не может утверждать, что Палестина составляет часть его территории.

Оккупация – это захват территории у законного владельца (суверена). Поэтому утверждающие, что статус Израиля в Иудее, Самарии и Секторе Газа - это статус оккупирующий державы, утверждают тем самым, что их захват Иорданией и Египтом был законным, а последующий их захват Израилем в результате оборонительной войны 1967 года таковым почему-то не был. При этом не только не принимаются во внимание изложенные выше факты о праве Израиля на Эрец Исраэль и о международном признании этого права, но и то, что войска Иордании и Египта вошли в Эрец Исраэль в 1948 в нарушение Устава ООН, запрещающего использование силы в международных отношениях (за исключением случаев коллективной безопасности и самообороны). Общепринятый принцип юриспруденции гласит, что противозаконное деяние не в состоянии породить законное право. Поэтому практически все специалисты по международному праву согласны с тем, что права Иордании и Египта на захваченных ими территориях – это, самое большее, права оккупанта.

Соглашение о прекращении огня, подписанные по окончании Войны за Независимость определили временные границы между Израилем и его Арабскими соседями. В этих соглашениях нет какого бы то ни было признания права какой-либо из сторон на захваченную другой стороной территорию. Все эти соглашения содержат пункт, согласно которому “никакая договорённость из договорённостей настоящего договора …не определит ни при каких обстоятельствах права, требования и позиции ни одной из сторон в окончательном урегулировании…”. Более того, эти соглашения прекратили своё существование в результате существенного их нарушения арабскими странами в ходе их агрессии в 1967 году. (Блокада Государства Израиль и объявление войны).

Соглашения подписанные в Осло с ООП впервые предоставили палестинским представителям определенные права самоуправления. Орган палестинского самоуправления не получил статуса независимого государства и не получил такого признания от международного сообщества. Граница палестинской автономии контролируются Израилем.

Кроме того ООП и палестинские власти неоднократно и существенно нарушили соглашения подписанные в Осло и Израиль имеет по международному праву, полное право их отменить.

Вопрос о применении слова “аннексия” выходит за рамки семантики. Он непосредственно связан с вопросом о применении международных конвенций по военному праву в Иудее, Самарии и Секторе Газа. Вопрос в особенности актуален в отношении Гаагской конвекции (1907 года) о законах и обычаях сухопутной войны и в отношении Четвертой Женевской Конвенции (1949 года) о высылке гражданских лиц с оккупированных территорий, а также переселение на эти территории граждан оккупирующей державы. Однако эти конвенции применимы только в случае оккупации, т.е. только в случае захвата территории законного суверена. В случае израильского военного присутствия в Иудее, Самарии и Секторе Газа это не так, и поэтому израильское правительство считало что эти конвенции не имеют здесь никакой юридической силы. При этом правительство заявило что фактически оно будет действовать в соответствии с гуманитарными положениями упомянутых конвенций.

Резолюция 242 Совета Безопасности ООН, принятая 22 ноября 1967 года, была выработана в результате компромисса в ситуации острого политического кризиса после прекращения Шестидневной Войны. Эта резолюция утверждает “что для установления справедливого и прочного мира на Ближнем Востоке” следует принять следующие принципы:

“1) вывод израильских вооружённых сил с территорий…

2) прекращение всех претензий или состояния войны, уважение и признание суверенитета, территориальной целостности, политической независимости каждого государства в данном регионе и их право жить в мире в безопасных и признанных границах, не подвергаясь угрозам применения силы или её применению”.

Эта резолюция обрела обязывающею политическую силу в резолюции 338 Совета Безопасности от 22 октября 1973 года. В результате переговоров, предшествующих принятию резолюции 242, в тексте резолюции говорилось об уходе Израиля с территорий, а не со всех территорий. Резолюция связывает также уход Израиля с территорий с обеспечением безопасных границ, когда перед американскими составителями резолюции находился отзыв, представленный Эрлом Вилером, начальником Объединенных Штабов (Генеральный штаб) армии США 29 июня 1967 года по указанию Президента Джонсона. Президент хотел получить ответ на вопрос какова “минимальная территория ... которая сделает возможной для него (Израиля) более эффективную оборону от конвенциональной арабской атаки и террористических нападений”. Эрл Вилер, резюмируя работу группы экспертов министерства обороны США, рекомендовал сохранении израильского присутствия во всей Иудее, в большей части Самарии и на всех Голанских высотах. Представитель США в ООН в 1967 году Артур Гольдберг и представитель Великобритании в ООН в 1967 году лорд Карадон заявили позже, каждый в отдельности, что резолюция 242 не требует ухода Израиля со всех территорий, но требует установления для него безопасных границ.

Смысл и значение резолюции заключается в предложении платформы для переговоров, она не занимается установлением чьих бы то ни было прав на какие бы то ни было территории и трудно видеть в ней документ международного права.

Голанские высоты не были частью территории Эрец Исраэль, обозначенной в Мандате, и поэтому они не могли бы быть присоединены к Израилю посредством Закона об устройстве власти и закона 1948. Они были аннексированы специальным законом, который Кнессет принял в 1981 году. Согласно ему “закон, судопроизводство и администрация государства будут в силе на территории Голанских высот”. Несколько лет назад, после прихода к власти левого правительства, раздавались голоса, утверждающие, что поскольку этот закон не употребляет непосредственно слова аннексия, то он не аннексировал Голаны. Однако трудно представить себе, каким образом можно распространить закон, судопроизводство и администрацию государства на захваченную им территорию и не аннексировать её при этом. Единственный недостаток в аннексии Голан это то, что их жители не получили автоматически израильское гражданство. Однако это не устраняет факта аннексии, тем более, что арабские жители Иерусалима получили гражданство на тех же условиях. БАГАЦ, рассматривая этот вопрос, постановил, что отныне везде, где говорится “Израиль” или “Государство” или “Государство Израиль”, “имеются в виду также Голанские Высоты”.

Кроме того. Арабские страны и международные организации, осуждая принятие Закона о Голанских Высотах, однозначно видели в этом факт аннексии. Разумеется, это не означает, что эта аннексия была признана международным правом, поскольку, согласно принципам международного права, отвергается односторонняя аннексия захваченной территории. Вместе с тем, согласно классическому правилу международного права, формальное провозглашение аннексии территории, следующее за её захватом, является актом, передающим эту территорию под власть аннексирующего государства. Кроме того, по мнению ряда специалистов по международному праву (Лаутерпакт, Швебел и другие), запрет на односторонние территориальные изменения распространяется только на случаи, когда такие изменения следуют из незаконного использования силы. Израиль захватил Голанские Высоты в результате оборонительной войны, разрешённой уставом ООН, и поэтому он имеет право их аннексировать. Одна из главных причин требования Сирии к Израилю объявить об уходе с Голан в одностороннем порядке и признать права Сирии на них заключается в том, что такие заявления будут означать признание в незаконности их захвата и тем самым в агрессии Израиля против Сирии в 1967 году.

Таким образом, в целом территориальные права Израиля на Эрец Исраэль признаются международным правом, хотя и не однозначно. Однако политическая конъюнктура неизменно приводила к ущемлению этих прав. Тем не менее, для их осуществления необходимо постоянно напоминать о них и требовать их реализации. Этого, к сожалению, правительства Израиля почти не делали – и результат налицо.

Ситуация в реализации прав еврейского народа на Эрец Исраэль в чём то схожа с ситуацией, когда, например, купивший квартиру и заплативший за неё деньги, не может вселится в неё, из-за того, что продавец не освобождает её. Покупатель, в этой ситуации, имеет полное право потребовать выселения продавца. Если же он того не делает, то, являясь формально владельцем квартиры, он не может распоряжаться ею. В этом случае право покупателя на купленную им квартиру со временем ослабляется и утрачивает силу по истечении срока давности.

Вывод отсюда может быть только один. Право без требования его реализации обращается в пустой звук и это может случится с правами евреев на Эрец Исраэль, если не отстаивать их решительно и твёрдо.



‹‹ к Публикациям
Адвокатская фирма Юридические услуги Услуги нотариуса Судебная практика Публикации Наши клиенты Контакт

Адвокат и нотариус Зеэв Фарбер,
Член Израильской коллегии адвокатов
ул. Хахистадрут 22, Иерусалим
тел. 02-6243142 (из-за границы +972-2-6243142)
факс 02-6230588 (из-за границы +972-2-6230588)
эл.почта farber.lawyer@gmail.com